Спецпредложения

 
Век живи - век учись!

Особенности национального домостроения

Россия по праву гордится своими шедеврами деревянного зодчества.

Вспоминая былое, мы говорим о деревянном строительстве, как о высоком искусстве. Но в последние годы деревянное домостроение в России утратило свою целостность, и свои уникальные особенности.

Жаль, потому как любовь к дереву и деревянному дому в крови у русского человека.

Россия была страной исключительно деревянной с незапамятных времен и вплоть до XVII века. Не только в деревнях, но и в городах преобладала деревянная застройка. Объясняется это просто: в наших лесных краях самый доступный, по сути единственный, строительный материал - дерево. Поэтому в едином ключе развивалось средневековое зодчество, из поколения в поколение передавались тонкие навыки сочетания функциональности и особой красоты деревянных построек. Новый строительный материал - кирпич с XVII века стал вытеснять дерево из городов. Постепенно деревянная застройка остались в деревнях и поселках лесной и лесостепной зоны, соседствуя до сих пор с домами из современных строительных материалов.

Уникальные памятники народной архитектуры, сохранившиеся до наших дней, можно встретить в самых разных уголках России. И по ним можно видеть, что в традиционное зодчество каждый регион вносил свои особенности.

На севере, например, обычно украшали фасад дома резьбой с насквозь прорезанными геометрическими орнаментами. Малосолнечные, короткие дни сводят игру света на нет, тень практически отсутствует, и если орнамент не прорезан, то он попросту не виден. В южных регионах, напротив, рельефы не прорезали, делали их многоступенчатыми, так как резьба и так видна за счет падающей тени. Опять же, на севере не часто украшали дома скульптурными элементами, например, головами животных, предпочитая геометрические мотивы и больше внимания уделяли отделке полотенец и причелин. А в Поволжье и в южных районах — все ровно наоборот.

Понятно, что выбор «наряда» дома и его конструкции диктовали местные культурные традиции и природа края. При этом каждая деталь имела под собой разумное обоснование, а в языческие времена еще и культовый смысл. Объединяющей чертой для всех краев было трепетное отношение к природе, умение гармонично вписать в окружающий ландшафт как отдельный дом, так и целое поселение, создав уникальную архитектурно-природную среду.

В центре такой среды, как правило, находился погост с церковью — украшение и лобное место деревни. Именно на церковь, как на средоточие красоты и духовного смысла, и ориентировались большинство изб в селении. В застройках деревень, как правило, не было заранее составленного плана и определенного архитектурно-строительного замысла, но, тем не менее, до сих пор поражает функционально и художественно продуманный выбор места, логично и удобно проложенные улицы и переулки и целостность и выразительность застройки.

Несмотря на то, что деревни строились в соответствии с особенностями местности, ученые выделяют три основных принципа северной застройки: свободный, замкнутый и рядовой, попросту уличный. Каждый принцип является основополагающим для развития разнообразных местных вариантов, обусловленны расположением поселения (на берегу озера или реки, вдоль прямой или извилистой дороги), преобладающим занятием населения и культурно-бытовыми традициями. Наибольшее распространение в сельской застройке получила уличная система.

Как правило, модульным элементом старинного русского дома была клеть — сруб на четыре стены. При необходимости к срубу прирубали еще один — дом расширялся. Большие дома называли «хоромами» — от слова «хором». Практически всё, вплоть до резных фасадных элементов, делалось топором. Наши предки издавна заметили, что древесина под ударами топора как бы закупоривается и впитывает меньше влаги, а значит, становится более стойкой к загниванию. Сегодня известно более пяти десятков типов изб, самый простейший из них — четырехстенка, самый распространенный — пятистенка, до сих пор являющийся основой многих бревенчатых домов. Пятистенка — это прямоугольное строение, разделенное поперечной стеной на две части: жилую — с печью, большую и хорошо освещенную, и сени, соединявшие жилье с хозяйственными пристройками. Для того, чтобы к избе пристроить двор, сарай или амбар обычно оставляли выпуски бревен.

В северных районах помещение под жилье чаще всего отводилось на втором этаже. На первом было высокое подполье, которое называли подклетом. Там, где зимы долгие и снежные, было необходимостью как можно выше поднять жилую часть над землей, создав при этом дополнительную площадь для хранения припасов и содержания домашнего скота. Для утепления помещения поверх потолка всегда насыпался слой земляной смазки. Делали двойной пол: черный и чистый, между которыми укладывали земляную засыпку. Печь было принято устанавливать на деревянном подпечье. Русская печь объединяла деревянные части и внутреннюю архитектуру избы в одно гармоничное целое и воплощала собой домашний очаг, уют и тепло.

Проходило время. Уклад жизни русского человека менялся век за веком, менялась и архитектура деревянных строений. Появлялись дома, обустроенные верхними ярусами, мансардами и мезонинами. А затем вблизи крупных городов — промышленных и культурных центров — стали формироваться пригородные зоны отдыха. Появилась новая жилая деревянная постройка, сложилась и новая культура — дачная: с вечерними чаепитиями на верандах и в беседках, купаниями в водоемах и долгими прогулками по окрестностям. Загородные дома, как и деревенские поселения, воплощали в себе традиции деревянного домостроения и современные архитектурные веяния, обусловленные культурным тенденциями и модой, а также специфическими задачами. Грянувшая революция прошлого века, конечно не прервала архитектурные традиции российского деревянного домостроения, но нанесла ему трудновосполнимый урон. Последствия мы и наблюдаем сегодня.

Несомненно, годы советской власти глубоко изменили русского человека. Теперь, судя по всему, наши душевные силы направлены, прежде всего, на обеспечение обособленного и в высшей степени комфортного личного существования, что отражается не только на архитектуре самого жилища, но больше всего на формировании среды его окружающей. Потому первая примета современного загородного дома или поселка — это высокий глухой забор, за которым трудно разглядеть не то что изыски архитектурного стиля, а даже само строение.

Скорее всего это объясняется высокой агрессией в нашем обществе, в котором все еще существует жесткое деление на очень богатых и очень бедных, но отчасти это обусловлено довольно низким уровнем культуры быстро разбогатевших людей.

Но самое печальное — это невнимание, если не пренебрежение, к окружающему пространству. Частенько проектирование на выделенном участке ведется без учета особенностей архитектурного ландшафта и геометрии построек, расположенных рядом. Создание такого обособленного мирка русскому деревянному зодчеству не было свойственно никогда и является полной противоположностью европейскому опыту, который мы начинаем активно осваивать в части технологий деревянного строительства.

Сегодня специалисты часто отмечают отсутствие вкуса и меры в деревянной архитектуре — перебор деталей, излишество декора, у наших предков такого никогда не наблюдалось.

Этим мы разительно отличаемся, например, от финнов, которые не отгораживаются друг от друга и стремятся создать целостную деревянную архитектурную среду в городах и поселках. У них буквально все сделано из дерева: всевозможные сарайчики, будочки, оградки палисадников и газонов, навесы для машин. «Деревянное» пространство, так любовно исполненное, создает неповторимое ощущение теплоты, естественности и уюта.

Для европейского жителя территория за пределами домовладения является как бы его продолжением — европеец открыт и доверяет миру, он тщательно и с удовольствием формирует жилую среду, которая для него не заканчивается за порогом собственного участка. Русский человек пока руководствуется пословицей «Мой дом — моя крепость», и все, что за забором, рассматривает как чужое или ничье.

Как утверждают специалисты, сейчас в России только-только закладываются принципы малоэтажной застройки как таковой, и определенные, признанные всеми приемы современного деревянного строительства пока еще не сложились. Но если в элитном жилье из древесных материалов некоторые тенденции архитектурного стиля все же наметились и уже проявляются характерные особенности домов и поселков, то в сегменте доступного жилья — а это в основном пока полная анархия.

Тем не менее, считают специалисты, в простом копировании зарубежных технологий или опыта традиционной русской застройки не так уж много смысла. Практика показывает обоснованность этого мнения. Сегодня можно видеть довольно много добротных домов, построенных по самым современным технологиям деревянного домостроения, которые грубо разрывают сложившуюся архитектурно-ландшафтную «ткань».

Для возрождения культуры деревянного зодчества, которое всегда создавало особую, уникальную жилую среду, необходимо понять принципиальные вещи, и прежде всего масштаб и пропорциональность застройки, уместность дома или группы домов в той или иной ландшафтной среде. Опыт Финляндии в этом отношении очень интересен, там современная малоэтажная деревянная застройка формируется в рамках национальных программ.

Но, вообще-то, нашему соотечественнику далеко не все нравится даже у таких признанных мастеров деревянного строительства, как наши северные соседи. То, что финну в радость, — небольшая площадь дома, невысокие потолки, почти полное отсутствие декора — на многих россиян наводит тоскливые мысли и кажется слишком утилитарным.

Несмотря на наше близкое соседство и сходство климатических условий, мы очень разные. Финны учатся у неброской северной природы тратить на самовыражение минимум средств и красок, они будто хотят стушеваться и слиться с природой в одно целое.

А русский человек всегда славился широтой души и неумностью характера, нам необходимо всем показать себя и заодно продемонстрировать свою любовь к миру, и потому архитектурные предпочтения у нас с размахом. Нам нужна свобода пространства и, чтобы не как у всех, отсюда и высокие этажи, просторные помещения, резные балконы и причудливые башенки.

Что говорить, даже русская избушка всегда была нарядной и приосаненной, не хуже иного терема. Так, скорее всего, будет и впредь, и через пару десятков лет мы увидим неповторимую красоту современной «деревянной» России.